Семья тамбовского летчика не верит, что причиной крушения Ан-148 в Подмосковье стала ошибка пилота

Семья тамбовского летчика не верит, что причиной крушения Ан-148 в Подмосковье стала ошибка пилота, Кирилл Чертыковцев

После погребения Валерия Губанова жена и дочь пилота столкнулись со множеством ложной информации

С момента страшной трагедии в Раменском районе Московской области, унесшей жизни 65 пассажиров и 6 членов экипажа, прошло уже больше девяти месяцев. А точку в расследовании причин авиакатастрофы до сих пор не поставили. Есть лишь промежуточный отчет Межгосударственного авиационного комитета и версии, которые отрабатывают следователи. Одна из которых – роковая ошибка капитана воздушного судна, тамбовского летчика Валерия Губанова.

С момента страшной трагедии прошло уже больше девяти месяцев, а лишь несколько дней назад в Тамбове предали земле останки Валерия Губанова. Траурные церемонии в эти дни также прошли в Оренбургской и Саратовской областях, где хоронили других членов экипажа разбившегося авиалайнера.

Девять месяцев родные тамбовского пилота «Саратовских авиалиний» хранили молчание и отказывались от общения со средствами массовой информации. И на публикацию этого материала их подтолкнуло лишь одно – слишком много искаженной информации появилось в СМИ в последние дни.

Ирина Губанова и Наталия Анохина рассказали корреспонденту Go68.ru, каким человеком был их муж и отец, а также правду об организации похорон.

– После увольнения со службы в начале 2000-х Валерий устроился на работу в ЖЭК главным инженером. Он сильно изменился. Нам даже общаться в этот период было тяжело. На земле ему все было некомфортно. Он привык к небу, и оно тянуло его назад. Тот период в нашей жизни был очень тяжелым, – вспоминает Ирина Губанова.

Тяга к полету оказалась сильна – бывший военный лётчик переучился и в 45 лет ушёл в гражданскую авиацию. Работал в Санкт-Петербурге, Воронеже. После небольшого перерыва его новым местом работы стали те самые роковые «Саратовские авиалинии», сотрудником которых он и погиб 11 февраля этого года при крушении самолёта Ан-148.

– Новый 2018 год мы отмечали вместе, неделю он был в Тамбове. Последний раз я его видела 4-5 февраля, он заезжал в Тамбов, чтобы взять справки для медкомиссии, которая состоялась у него 9 февраля в Волгограде. Потом муж позвонил мне довольный оттуда и сказал: «Я вообще шикарно медкомиссию прошёл». Я спросила у него: «Ты приедешь домой?», он ответил: «Нет, еще недельку перед отпуском полетаю», – вспоминает супруга лётчика.

Как рассказывает Ирина Губанова, в отпуск ее муж должен был выйти 18 февраля, а 23 февраля ему исполнилось бы 52 года. Но до своего дня рождения Валерий не дожил 12 дней.

– В СМИ громче всего говорят об ошибке пилота. Но мы не можем в это поверить. Супруг был педантичным человеком. Поэтому не может быть такого, чтобы он забыл нажать какую-то кнопку. Тем более он летал на Ан-12, а там вообще никакой электроники не было, все вручную. Он очень чувствовал самолет и технику, – говорит Ирина Губанова.

Тот факт, что некоторые средства массовой информации поторопились и всю вину за жизни семидесяти человек повесили на Валерия Губанова, его жену и дочь безусловно расстраивает, однако пока нет официального заключения следователей, все это – домыслы и предположения. А вот масса статей и публикаций, которая прокатилась, прежде всего, по тамбовским региональным СМИ после похорон пилота в середине ноября, вызвала у женщин настоящее недоумение.

Практически все написали, что погребение осуществляли за счет средств военкомата, а администрация Тамбова занималась организацией. На самом же деле, как оказалось, все расходы и хлопоты взяли на себя родные лётчика. Администрация города лишь выделила бесплатный участок на кладбище, на который Валерий Губанов и так имел право как ветеран боевых действий.

– Насколько я знаю, в Оренбурге и Саратове все было организовано властью – поминальные залы, автобусы. Поймите, тут даже дело не деньгах, а в том, что в такой ситуации не знаешь, куда бежать и в какой орган обратиться. Там хотя бы людей сориентировали. Была женщина на похоронах от администрации и принесла венок. Это у них называется помощью. Плюс папе, как ветерану боевых действий, согласно законодательству РФ, при погребении положены почести. А именно почетный эскорт, почетный караул к гробу, военный оркестр, наряд на погребение. Нам объяснили, что возможны лишь почести в виде военного оркестра и военных с ружьями. С ними было обговорено время. Мы с мамой вдвоем ездили в военкомат, писали официальное заявление на почетный караул, там нам дали добро. Потом мы съездили в комендатуру, в общем, весь день на всё это убили. На самих похоронах стрелки были, а вот оркестр так не пришёл. Спрашивать почему – нам уже было не до этого. И мы, может, не стали бы обращаться к вам, если бы не прочитали в СМИ о том, что военкомат нам что-то оплатил, – говорит дочь Наталия. – В Интернете разместили информацию, что отпевание прошло в час дня на кладбище, хотя оно состоялось в половине третьего в храме у Вечного огня. То есть настолько все это не совпадает. Также в СМИ я прочитала, что у папы двое детей – сын и дочь, хотя являюсь единственным ребенком в семье. Ложной оказалась информация и про Балашовское лётное училище, которое якобы окончил отец, а также о том, что он коллекционировал книги по гражданской авиации, – уточняет Наталия Анохина.

Как рассказали женщины, транспортировку тела, крест и гроб им оплатил губернатор Московской области Андрей Воробьев, за что они очень ему благодарны. Также они говорят спасибо Анне Парамоновой, представителю одного из тамбовских ресторанов, в котором проходили поминальные обеды. Отдельная благодарность протоиерею Виктору Лисюнину, отпевавшему лётчика на 9 и 40 дней и отслужившему панихиду на похоронах.

Откуда покатилась волна искажения фактов и их недостоверное изложение, понять уже вряд ли получится. Без ответа останется и вопрос: случайность ли это, вызванная некомпетентностью отдельного журналиста, с чьей легкой руки информацию растиражировали другие, или это попытка выдать желаемое за действительное ответственных чиновников в администрациях и областном военкомате?

Но это для близких Валерия Губанова не столь уже важно. А важно им, чтобы память об отце и муже сохранилась как можно дольше и чтобы она не была омрачена голословными обвинениями.

Справка: Валерий Губанов родился в селе Рахманино Тамбовской области. Его отец – военный, служил на Украине, в Германии, Чехословакии. Валерий Губанов – участник войны в Афганистане, за проявленное мужество награждён медалью «За отвагу». После демобилизации вернулся в Тамбов, где закончил Лётное училище. Служил в Прибалтике и Оренбургской области в России. После выхода на пенсию работал в ЖЭКе главным инженером. В гражданскую авиацию пришел в 2012 году. Работал в Санкт-Петербурге, Воронеже и Саратове.

Фото: Павел Терехов

Читайте также: В Тамбове похоронили командира экипажа Ан-148, разбившегося в Подмосковье

Валерий Губанов ан-148 авиакатастрофа подмосковье
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции
12 очень хорошо
(6 оценок)
Высокие оценки пользователей за Стиль изложения
380 просмотров в январе
2 человека рекомендуют
Авторизируйтесь ,
чтобы оценить и порекомендовать

Комментарии